Фотография из будущего

Фотография из будущего - ЖизньЭта история больше похожа на вымысел, чем на правду, если честно. Я, может, и сама ни за что не поверила бы, если бы она не произошла с моей подругой. Наташке можно верить, так что я не сомневаюсь: все было именно так!

Случилось это, когда они с Борей только начинали семейную жизнь. Мне казалось, вообще-то, что Наталья вышла за него от отчаяния. Ну, сначала я так думала, каюсь... Дело в том, что Наташка почти 2 года встречалась с Бориным другом. Говорила, что у них любовь, замуж собиралась... А потом застукала его с другой. И как-то очень уж быстро вышла за Борьку. Оказалось, что он ее давний тайный поклонник... Ну, я тогда подумала: «Мстит бывшему!» Однако чем дальше, тем больше я убеждалась, что у Бори с Натальей прекрасный брак! И они по-настоящему счастливы.

Жили они на квартире, которую снимали, и в какой-то момент им пришлось переезжать: хозяева решили продавать жилье. Укладывая вещи, скопившиеся за пару лет совместной жизни, Наташка вдруг наткнулась на Борин школьный фотоальбом, который он ей не показывал. Усевшись прямо посреди коробок и книг, она с интересом разглядывала аккуратно вставленные в прорези карточки. Вот он, маленький, на руках у отца. Вот первоклашка. Вот выпускной... И вдруг на колени ей выпала фотография, на которой Борька держал на плечах девчушку лет 3-4, в розовой маечке и голубых шортах.

—    Борь, подойди! А кто это? Твоя сестра? — поинтересовалась Наташка, любуясь девчушкой.

Боря стоял в темном проходе из кухни, Наталья не видела его лица, но слышала прерывистое дыхание.

—    М... нет, — смущенно ответил муж. — Это моя дочка. Родилась, когда мне было 19 лет...

—    Как? — обалдела Наталья. — Почему ж ты мне... Зачем ты скрывал???

—    А что говорить? Ее давно нет в моей жизни. — Боря был смущен и раздосадован. — Мы с ее мамой даже не были парой... Это случайность. Потом она вышла замуж и попросила меня не напоминать о себе.

Борька сразу же вышел из комнаты под каким-то предлогом. Он не хотел продолжать разговор. И Наталья, потрясенная, замолчала. Она, засунув фотоальбом подальше, продолжила собирать вещи, не заговаривала больше о произошедшем.

А через пару недель, когда улеглась кутерьма с переездом, Наталья ночью, чувствуя, что муж рядом не спит — покашливает, ворочается, — решилась все-таки возобновить разговор.

—    Ну а все же, почему бы тебе не встречаться иногда с девочкой? Сколько ей сейчас? Семь, восемь?

—    Девять! — буркнул Борис. — Зачем? У нее другой отец... Я дал слово!

—    А чем занимается ее мать?

—    Зачем тебе знать? Ну, она художница... Спи! Прошу, не будем об этом...

Утром Наташка снова пристала с той же темой: мол, поговорим о твоей дочке...

—    О чем? — Боря выронил чашку с кофе.

—    Ну не надо... Мы вчера не закончили перед сном.

—    Что? Ты в своем уме?! Тебе что-то приснилось? Мы не говорили перед сном. Я задрых до того, как ты легла...

Боря покрутил у виска пальцем.

Тут уже Наташка пришла в бешенство и хотела было заорать, что это у него не все дома! Что либо он врет, либо страдает провалами в памяти. Для этого она полезла в спрятанный лично ею фотоальбом, чтобы напомнить ему о фотографии с девочкой, но, пролистав альбом от корки до корки, не обнаружила той карточки.

В недоумении она подняла на него глаза:

—    Ты уничтожил ее?

—    Кого? — вылупил глаза Борис. — Ты о чем?!

—    Я о том снимке, где ты с дочкой!

—    С какой дочкой? Не пугай меня! Врача, может?

—    Боря, прошу, не морочь мне голову. Ты же уже признался!

—    В чем? Когда? Наташ, ты меня пугаешь!

—    Ты рассказал, что стал отцом в 19 лет... Что это была случайность... Про мать ребенка, художницу! Зачем ты сейчас отрицаешь?!

—    Господи! О чем ты?! Я никогда не имел дела с художницами! И не имел детей... И уж точно не стал бы скрывать от тебя.

Словом, это выяснение едва не привело к крупной ссоре — первой в их жизни. Как-то уж они замяли ее. Разумеется, мы с Натальей обсосали эту историю вдоль и поперек! Я не знала, что сказать. Единственное, что пришло мне в голову: не надо лезть туда, где он хранит свои секреты! В конце концов, это все было так давно, что тебя просто не касается.

Потом подруга забеременела. И это было такое счастье для них обоих, что вся эта странная история улетучилась из головы Наташки. Боря носил ее на руках. И весной Наташка родила чудесную дочку. Я просто любовалась Борькой: отцом он был образцовым. Мне, матери-одиночке, смотреть на эту идиллию порой было больно! Ну, шучу... Я радовалась за подругу.

С удовольствием стала крестной ее дочки Люси. А когда малышке исполнилось 4 года, они втроем впервые поехали к морю. И там сделана была куча фотографий, конечно. Разбирая потом их у меня на кухне, Наташка неожиданно вскрикнула и побледнела. «Вот! — она протянула мне снимок дрожащей рукой. — Вот! Это та фотка! Это она... Но это же Люська!» На снимке Боря стоял в прибое, держа на плечах их темноволосую дочку в розовой майке и голубых шортах.

Ангелина Г., г. Клин